Операция «Войла»

Во второй половине ХХ столетия в практику террористов вошли захват и угон самолётов с заложниками на борту. В таких ситуациях судьбы пассажиров оказываются в руках служб безопасности авиакомпаний и бойцов спецподразделений. Захват исламскими экстремистами индонезийского авиалайнера «Войла» в марте 1981 года вызвал международный резонанс, а грамотные действия бойцов Копассанды — индонезийского спецназа — высоко оценили коллеги на Западе.

Угроза в небесах

История угонов авиалайнеров с политическими целями начинается с 1961 года, когда противники португальского диктатора Антониу ди Салазара захватили самолёт «СуперКонстеллейшен», выполнявший рейс Касабланка–Лиссабон. С 1968 года, с началом активных действий палестинских и сочувствующих им террористов, захват пассажирских авиалайнеров становится едва ли не обычным делом. Ситуация обострилась настолько, что в декабре 1970 года десять государств подписали Гаагскую конвенцию о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. Документ не дал быстрого эффекта: 70-е годы ХХ столетия стали настоящим «золотым веком» угонов. Лишь в последующее десятилетие, с развитием мер безопасности в гражданской авиации, волна этих преступлений пошла на спад.

Новая угроза вынуждала силы безопасности различных стран отрабатывать приёмы нейтрализации террористов и освобождения захваченных авиалайнеров. Первая удачная операция подобного рода была проведена израильским спецназом в Тель-Авиве в мае 1972 года. В дальнейшем широкую известность получили рейд израильских спецназовцев на Энтеббе в 1976 году и освобождение западногерманским спецназом угнанного самолёта «Люфтганзы» в Могадишо в 1977 году.

Операция «Войла»


Подполковник Синтонг Панджайтан в красном берете Копассуса

Новая угроза не осталась без внимания и в Индонезии. В этой островной стране внутреннее авиасообщение всегда играло большую роль. В начале 1980 года генерал Бенни Мурдани, заслуженный ветеран индонезийского армейского спецназа, возглавлял индонезийскую военную разведку — Ханкам. Он и поручил подполковнику Синтонгу Панджайтану проработать вопрос о создании антитеррористического подразделения. Предложившим свою помощь американцам генерал Мурдани ответил:

«Вы провалились с рейдом на остров в Камбодже в 1975-м, вы провалились с освобождением заложников в Иране и с тюрьмой Сонтай во Вьетнаме. И чему вы можете научить нас с таким-то опытом?»

Протестант-батак с Суматры, обладатель чёрного пояса по дзюдо, Синтонг командовал взводом спецназовцев в ходе операций на Новой Гвинее и прошёл курс подготовки в британской САС. Для изучения зарубежного опыта Синтонг посетил Великобританию, Францию, Голландию и Южную Корею. В составе 4-й группы Копассанды он организовал команду из 20 человек, предназначенную для проведения антитеррористических операций.

Угон самолёта

В субботу 28 марта 1981 года президент Индонезии Сухарто и всё военное командование находились на острове Амбон. Вооружённые силы страны проводили первые после захвата Восточного Тимора в 1975 году широкомасштабные военные манёвры на огромной территории от Тимора до Молуккских островов. В них участвовали и основные силы индонезийского спецназа. Вскоре после начала учений министр обороны генерал Анди Мохаммад Юсуф получил срочный вызов из Джакарты: пропал и, скорее всего, угнан пассажирский авиалайнер.

Пассажирский самолёт ДС-9 с собственным именем «Войла» (так называется река на юге Суматры) индонезийской национальной авиакомпании «Гаруда» вылетел из джакартского аэропорта Кемайоран в 8 утра по маршруту Джакарта–Палембанг–Медан. На борту рейса 206 было 34 человека, ещё 14 сели в Палембанге. Среди пассажиров было шестеро иностранцев: три американских бизнесмена, японский инженер, голландец и британец. Через 11 минут после вылета из Палембанга связь с самолётом оборвалась.

Операция «Войла»


ДС-9 «Гаруды» на лётном поле аэропорта Кемайоран

В тот момент, когда министр обороны Юсуф беседовал с Джакартой, самолёт уже садился в малазийском Пинанге. Изначально угонщики требовали лететь в Коломбо, но пилот утверждал, что топлива не хватит. Тогда лидер угонщиков приказал пилоту: «Просто улетай из Индонезии». В Пинанге угонщики потребовали дозаправить машину и освободили одну пассажирку — старушку, находившуюся в состоянии истерики. После дозаправки самолёт вылетел в Бангкок, в аэропорт Дон-Муанг. Здесь он приземлился около 5 часов пополудни. Тем же вечером новость об угоне индонезийского авиалайнера обошла все телеканалы мира.

Подготовка

Единственным старшим офицером Копассанды, оставшимся в Джакарте, оказался 41-летний подполковник Синтонг, занимавший пост заместителя командира спецназа по оперативной работе. Несколькими месяцами ранее при неудачном прыжке с парашютом он сломал ногу и только-только вышел на работу, всё ещё вынужденный пользоваться при ходьбе тростью.

В 12:45 министр обороны Юсуф позвонил Синтонгу и приказал подготовить группу из 72 человек для проведения операции. Столько спецназовцев в Джакарте не оказалось. За час с небольшим Синтонг собрал в штабе в Чиджантунге четырёх офицеров и 25 кадетов, сержантов и рядовых. Это были бойцы, находившиеся в увольнении или только ещё проходившие подготовку для зачисления в ряды Копассанды. Все четверо офицеров — майоры Сунарто, Изнур и Субагьо Хадисисвайо, капитан Унтунг Суросо — имели большой боевой опыт.

Операция «Войла»


Бойцы Копассуса, 1980-е годы.

Группа направилась в аэропорт Кемайоран, где приступила в ангаре к тренировкам на предоставленном «Гарудой» ДС-9, аналогичном угнанному авиалайнеру. Операцию планировали провести по образцу операции по освобождению самолёта «Люфтганзы» в Могадишо. Главной задачей было отработать пути проникновения в захваченный самолёт. У ДС-9, помимо главного пассажирского входа спереди, был опускающийся трап в задней части самолёта и четыре аварийные двери на крыльях. Главный и задний входы можно было открыть снаружи поворотом рычага, а аварийные двери отпирались вручную. По итогам продолжавшихся весь день тренировок стало понятно, что оптимальным составом для штурмовой группы будут 12 человек.

Вечером спецназовцев вызвал срочно прилетевший с Амбона генерал Мурдани, которого президент Сухарто устно назначил главой предстоящей операции. Он достал из своего сейфа и вручил бойцам оружие, которое индонезийская военная разведка нелегально закупала небольшими партиями для изучения: пять автоматов «Хеклер-Кох» МП-5 с глушителем, пистолеты «Беретта-92», приборы ночного видения и белые пуленепробиваемые жилеты. Эффективность жилета Мурдани продемонстрировал тут же на себе.

Операция «Войла»


Генерал Мурдани при получении очередного воинского звания, начало 1980-х годов

Утром генералу Мурдани позвонил посол США Эдвард Мастерс, обеспокоенный безопасностью американских граждан на борту угнанного самолёта в случае, если индонезийцы пойдут на штурм. Мурдани ответил послу:

«Сожалею, но данная проблема касается только Индонезии. И Индонезия имеет полное право предпринять любые действия для пресечения деятельности угонщиков, не нуждаясь в получении разрешений других государств».

29 марта в 21:00 переодетые в гражданскую одежду спецназовцы во главе с Синтонгом, а также Мурдани и ещё три офицера военной разведки поднялись на борт ДС-10 «Гаруды». В Бангкок они прибыли вскоре после полуночи 30 марта.

Угонщики

В Бангкоке прилетевших спецназовцев встречал генерал Джого Сугомо, глава национальной разведки Индонезии — Бакин. Уже более суток он вёл переговоры с террористами. Угнанный ДС-9 был отбуксирован в пустующую зону А аэропорта Дон-Муанг: она была закреплена за Королевскими Тайскими ВВС и в то время практически не использовалась. Утром 29 марта через бортовой аварийный выход смог сбежать один из заложников, британец. По его словам, угонщиков было пятеро, они были вооружены автоматическими пистолетами, одной гранатой и упаковкой динамита.

Операция «Войла»


ДС-9 в ливрее индонезийской авиакомпании «Гаруда»

Об угонщиках многое говорили и их требования:

- выдворение из Индонезии всех израильских военных;
- отставка вице-президента Адама Малика, уличённого в коррупционных действиях при закупках самолётов в США;
- освобождение 20 политзаключённых (вскоре это количество было увеличено до 34, а затем и до 80 человек)
.

Эти требования несколько озадачили генерала Джого: никаких израильских военных в Индонезии никогда не было, а вице-президент Малик, при всей его коррумпированности, к закупкам самолётов отношения не имел. Ситуацию прояснял список политзаключённых, освобождения которых требовали угонщики. Все они относились к экстремистской группировке «Индонезийский исламский революционный совет», более известной как «Командо Джихад». Группировка была наследницей действовавших в 1940—1950-х годах на Яве исламистских повстанцев «Дарул Ислама» («Исламского государства»). Организация насчитывала около сотни членов в Джакарте и Бандунге и, выступая за создание исламского государства, совершила ряд терактов. Её лидером был 31-летний имам Имран бин Мухаммад Зейн, проведший восемь лет в Саудовской Аравии.

11 марта 1981 года радикалы атаковали полицейский участок на окраине Бандунга. В результате нападения погибло трое полицейских. После этого власти провели серию облав. В Джакарте сумели ускользнуть двое будущих угонщиков: их командир Махаризал, родившийся в Палембанге и учившийся в Саудовской Аравии вместе с Имраном, и Зульфикар, инструктор по карате из Медана. Тремя другими членами группы, захватившей авиалайнер, были Абу Софьян и Венди Эфенди из Медана и Абдулла Мульона из Джокьякарты. Ни одному из пятёрки не исполнилось и 30 лет.

Операция «Войла»


Угонщики авиалайнера: Махаризал (слева) и Зульфикар.

Политзаключённых должны были доставить в Бангкок. Кроме этого, угонщики должны были получить полтора миллиона долларов наличными. После этого террористы вместе с освобождёнными соратниками предполагали вылететь в Ливию на специально выделенном самолёте. Требования должны были быть выполнены до 13:00 30 марта, иначе экстремисты угрожали взорвать самолёт с пассажирами. Генерал Джого смог уговорить их продлить срок до 21:00.

Последние приготовления

Индонезийское руководство не собиралось капитулировать перед террористами. Президент Сухарто дал генералу Мурдани полную свободу действий в деле освобождения авиалайнера и уничтожения угонщиков.

В 6 часов утра 30 марта Бенни Мурдани, Джого Сугомо и индонезийский посол генерал-майор Хаснан Хабиб приехали к тайским коллегам. Те были настроены на мирное разрешение кризиса, полагая приоритетом спасение заложников. Индонезийцы отвечали, что дело решит только штурм. Они обещали, что при этом погибнет не больше 40% заложников. Премьер-министр Таиланда генерал-полковник Прем Тинсуланон попросил пять часов на консультации. В итоге он согласился на штурм, но при условии: все сообщения для прессы должны идти через официальных представителей Таиланда, а коммандос Королевских Тайских ВВС обеспечат охрану периметра.

Операция «Войла»


Индонезийская газета с заголовком об угоне самолёта

После получения согласия министра Мурдани встретился с главой резидентуры ЦРУ в Бангкоке. От него генерал по старому знакомству получил недостающие бронежилеты, а также специальное устройство, позволявшее прослушивать разговоры в салоне самолёта. Один из подчинённых Мурдани сумел скрытно установить этот девайс. Кроме того, генерал поручил сотрудникам «Гаруды» в Дон-Муанге подготовить 17 гробов — для возможных жертв штурма.

Всё это время в целях конспирации спецназовцы оставались на борту ДС-10. Лишь с наступлением темноты они переместились в один из ангаров аэропорта. Вечером 30 марта в Бангкок прилетел ещё один ДС-9 «Гаруды» — он якобы предназначался террористам для перелёта в Ливию. Чтобы успокоить угонщиков, это событие активно освещалось в прессе. Джого объяснил экстремистам, что заключённых сейчас собирают по тюрьмам и привезут завтра. Угонщики согласились отложить крайний срок на утро и начали праздновать победу.

Мурдани назначил штурм на 4:30 утра 31 марта, но вскоре перенёс его на 3:00. Благодаря девайсу, полученному от ЦРУ, удалось установить, что в салоне наступила тишина. Видимо, после двух напряжённых суток угонщики наконец уснули.

Штурм

В 2:00 31 марта подполковник Синтонг собрал спецназовцев на брифинг. Только здесь они надели камуфляж и красные береты. После брифинга команда Бета заняла позиции вокруг самолёта. Двое снайперов взяли на прицел кабину пилота.

Операция «Войла»


Не совсем верная схема штурма самолёта в ходе операции «Войла».

Штурмовая команда Альфа короткими перебежками по одному с тыла переместилась под корпус самолёта. Затем спецназовцы заняли исходные позиции: четверо — у передней двери, трое — у заднего трапа, пятеро, во главе с лейтенантом Русманом, — на левом крыле. Оставшийся под корпусом лайнера капитан Унтунг Суросо обеспечивал синхронизацию действий групп. Вооружены спецназовцы были американскими М-16, ставшими штатным оружием Копассанды с 1978 года, и пистолетами. Новые «Хеклер-Кохи», после спора между Мурдани и Синтонгом, решено было не использовать как не испытанные ещё в реальном бою.

В 2:45 Унтунг сообщил Синтонгу, что всё готово. Ещё раз проверив обстановку, подполковник Синтонг скомандовал: «Масук! (Входим!)».

Отработав порядок проведения операции на тренировках, спецназовцы действовали синхронно. Но, разумеется, реальность преподнесла сюрпризы. Аварийные выходы на крыле готовились отрывать долго, но они оказались не заперты. Сержанты Хидайят и Суварно, сорвав с себя ограничивавшие угол зрения приборы ночного видения, вошли внутрь, застрелили дежурившего у входа Венди Эффенди и скомандовали «Тиаран! (Ложись!)».

После секундного замешательства в спецназовцев полетели пули. Те открыли ответный огонь. Пассажиры с криками попадали на пол. Голландец Хендрик Сейзен, бывший среди пассажиров захваченного самолёта, потом вспоминал, что он проснулся от шума и стрельбы и упал на пол. Но, прежде чем он смог осознать происходящее, «страшный кошмар, что пережили все мы в последние дни, закончился».

Операция «Войла»


Современная тренировка бойцов Копассуса по освобождению самолёта

Гидравлический рычаг на задней двери лайнера удалось провернуть не с первого раза. Не дожидаясь полного опускания трапа, лейтенант-кадет Ахмад Киранг и сержант Тобинг запрыгнули внутрь — и попали под град пуль. Тобинг был ранен в левую руку. Кирангу, на котором был тот самый бронежилет, что показывал на себе Мурдани, не повезло: пуля чудом попала ему в низ живота, и он рухнул на трап.

Дольше всего провозились с передней дверью. Внутри уже вовсю шла перестрелка, когда лейтенант-кадет Сламет Рианто и сержант Тегук смогли подняться на борт. Здесь они сразу столкнулись с Абдуллой Мульоно. Растолкав спецназовцев, Абдулла спрыгнул вниз и бросился бежать. Капитан Унтунг вскинул свой М-16 и короткой очередью по ногам свалил угонщика.

В середине салона было уже четверо спецназовцев. Махаризал бросил в них гранату. Все упали на пол, но после нескольких томительных секунд стало ясно, что продукция отечественного производителя «Пиндад» снова подтвердила свою сомнительную репутацию — она не взорвалась. Воспользовавшись общим замешательством, Махаризал выскочил на крыло, где незамедлительно получил пулю в голову от лейтенанта Русмана. В салоне самолёта был застрелен Зульфикар.

Последний из угонщиков, Абу Софьян, попытался смешаться с заложниками, но при выходе из салона другие пассажиры его опознали. Абу Софьян бросился бежать — и получил очередь по ногам от капитана Унтунга. Вся операция заняла три минуты.

Итоги

В 5:00 спецназовцы во главе с Синтонгом вылетели из Бангкока на ДС-10. С собой они везли пять гробов, в которых находились три трупа и два раненых угонщика — Абдулла Мульоно и Абу Софьян. К прилёту в Джакарту все террористы были мертвы. Официальная версия гласила, что они скончались от ран. Неофициально же всем в Индонезии было известно, что их казнили по устному распоряжению президента Сухарто, что вполне соответствовало духу режима «Орде Бару». Факт угона самолёта был использован на суде над лидером «Командо Джихад» Зейном и 11 другими исламистами. Это отягчающее обстоятельство позволило вынести экстремистам смертные приговоры.

В результате операции был тяжело ранены лейтенант-кадет Киранг и пилот самолёта Херман Ранте. Оба они скончались через несколько дней в бангкокских клиниках. Вскрытие показало, что смертельные ранения были нанесены оружием спецназовцев. По заявлению официальных лиц, они были убиты угонщиками. Никто из пассажиров не пострадал.

Операция «Войла»


Лейтенант Киранг прощается с дочерью перед вылетом в Бангкок. Кадр из индонезийского художественного фильма об операции «Войла»

Операция «Войла» привлекла внимание мировой общественности и была признана успехом индонезийского спецназа. «Уолл Стрит Джорнал» написал, что произошедшее в Бангкоке опровергает устоявшееся на Западе мнение, что страны третьего мира не обладают спецподразделениями должной подготовки и эффективности. Участники операции стали национальными героями. Все они получили досрочное повышение на одно звание, а погибший Киранг — на два. Подполковник Синтонг и погибший Киранг были удостоены высшей награды Индонезии — Бинтанг Шакти.

Созданное в 1982 году специальное антитеррористическое подразделение индонезийского спецназа получило, в честь операции «Войла», имя «Сатуан-81», то есть «Подразделение-81».
Дата: 25-11-2017, 00:10 Метки:


Комменты




Еще юмор

  • Охота за «Скадами»
    Охота за «Скадами»
    В 1991 году, в ходе операции по освобождению Кувейта, известной как «Буря в пустыне», западные союзники активно использовали различные


  • Забытая оккупация
    Забытая оккупация


  • Сборка № 206
    Сборка № 206


  • Эдвард Тич, он же капитан Флинт
    Эдвард Тич, он же капитан Флинт
    Сразу предупреждаю - букафф много, так что Хыля может даже не открывать.


  • Женевский международный автосалон 2015 (110 фото) - - Позитивный смешарик
    Женевский международный автосалон 2015 (110 фото) - - Позитивный смешарик
    В Швейцарии стартовал традиционный 85-й международный Женевский автосалон, в ходе которого миру продемонстрировали автоновинки 2015-го года. В этой


  • закрыть
    Узнавай первый о всех новинках! Вступай к нам в группу.