Как испанцы на Гуаме просили у врагов порох

Как испанцы на Гуаме просили у врагов порох


Какое государство не мечтает о славном тропическом острове? Да ещё в Тихом океане! Загляденье ведь. Гуам, самый большой остров Марианской островной цепи, находился под властью испанской короны с 1668 года, когда на острове была основана миссия. Прошло два с лишним века. Того и гляди должна была начаться война с американцами…
Но Испания не предпринимала ни малейшего усилия для укрепления этого небольшого, но важного клочка своей империи. Правда, а зачем? У нас ведь то фиеста, то сиеста. Маньяна, сеньорес.
Последнее сообщение из метрополии губернатор острова получил 14 апреля 1898 года. За две недели до объявления войны между двумя странами. Дальше Мадриду было недосуг.
Тем временем, в Вашингтоне решили, что испанцам определённо жмут их владения на Карибах и в Тихом океане. В смысле, угнетённые реакционными испанцами народы жаждут немедленного воцарения демократии, и непременно на штыках бравых морпехов США. Миссия по захвату острова Гуам была возложена на американский боевой корабль «Чарлстон».
Когда янки пришли к острову, а это были уже 20-е числа июня, то обнаружили на рейде только японское торговое судно. Возможно, это был тонкий намёк свыше: мол, стоит присмотреться к одной островной стране в северо-западной части океана. Ведь спустя несколько десятков лет японские солдаты возьмут Гуам с пятьюстами американскими морпехами без шума и пыли, потеряв всего одного бойца.
Но сейчас остров пришли захватывать янки. И очень разочаровались, не обнаружив ни одного испанского военного корабля — команда жаждала боя и славы, благо доселе все стычки заканчивались убедительной победой американцев. От обиды они ударили несколькими залпами по старой крепости. Вдруг развалится, или из неё выкинут белый флаг?
Команда «Чарлстона» зря мечтала о встрече с испанским флотом — за 13 залпов его канониры не сумели добиться ни одного попадания. Никакого ответа из крепости не последовало. Быть может, испанцы вкусили перед сиестой многовато хереса, недоумевали американцы?
Вскоре со стороны острова к «Чарлстону» отчалила лодочка с офицером в парадной форме. Поднявшись на борт, начальник порта дон Франсиско Гутьеррес в самых учтивых выражениях поблагодарил американцев за прекрасный салют и попросил немного пороха, дабы дать достойный ответ. Ибо в их закромах он совершенно закончился, и посему испанскому идальго глубоко неудобно перед гостями за эдакий досадный казус.
Американцы пришли в неописуемое изумление от столь утончённого троллинга. И на всякий случай ехидно поинтересовались, в курсе ли дон Франсиско о том, что между их странами идёт война. Испанский офицер был буквально ошарашен фактом войны между Америкой и Испанией, которая, кстати, длилась уже два месяца, и тем, что отныне он считается военнопленным.
Испанский гарнизон острова состоял из 54 солдат, вооруженных винтовками Маузера образца 1896 г., и 56 ополченцев, называемых на Гуаме "чаморрос" ("бритоголовые"), с настоящей коллекцией винтовок Ремингтона образцов от 1845 до 1890-х гг. Так что оба пленных были временно освобождены, чтобы передать приказ губернатору немедленно прибыть на борт крейсера.
Губернатор Хуан Марина ответил, что испанский закон запрещает ему подниматься на борт заходящих в порт судов, и попросил, чтобы американский капитан сам прибыл к нему, гарантируя ему безопасное возвращение. Но когда письмо с ответом губернатора прибыло на крейсер, было уже поздно, и губернатора информировали, что офицер будет послан на берег утром.
На следующее утро в 8.30 штурман "Чарльстона" лейтенант Уильям Браунерсрейтер сошел на берег, чтобы встретиться с губернатором и его свитой в Пити. Одновременно на пляж у Пити на шлюпках прибыла сформированная десантная партия. Лейтенант доставил письмо капитана Гласса. который требовал сдать острова, на что отводилось полчаса после вручения письма, при этом уже устно губернатору напомнили, что неподалеку стоит тяжело вооруженный американский корабль и несколько транспортов, загруженных войсками, которые только и ждут команды, чтобы сойти на берег. Двадцать девять минут спустя губернатор возвратился с ответом, адресованным командиру "Чарльстона". После того, как Браунерсрейтер сломал печать, губернатор сказал скороговоркой: "Ой! Но это для комманданте!", на что лейтенант с присущим ему пафосом ответил: "Я представляю его здесь!" и попросил губернатора зачитать письмо. Вкратце там говорилось следующее:
"Находясь без должной обороны и не в силах противостоять чему-либо в данной ситуации, я с грустью должен признать свою капитуляцию перед такими превосходными силами и, к сожалению, согласиться с вашими требованиями. В то же время я возражаю против подобного акта насилия, так как я не имею никакой информации моего правительства о том. что Испания находится в состоянии войны с вами".
Спустя некоторое время Браунерсрейтер заявил: "Господа, отныне вы мои пленные и отправляетесь на борт "Чарльстона" вместе со мной".
Губернатор, после короткого совещания со своей свитой, снова протестовал против того, что его сделали заключенным: ведь американцы сошли на берег под белым флатом, а вместо этого взяли в плен губернатора и сопровождавших его офицеров,
Но Браунерсрейтер имел четкие инструкции кептена Гласса, так что губернатору пришлось смириться со своей неизбежной судьбой и последующие выделенные им десять минут потратить на написание сообщений родным и военной администрации в Агане, чтобы ровно в 16.00 все 54 солдата местного гарнизона (две роты) построились со своим оружием и боеприпасами, со всеми четырьмя испанскими флагами для принятия капитуляции.

Как испанцы на Гуаме просили у врагов порох


Капитан крейсера «Чарлстон» Генри Гласс. 1898

Процедура завершилась в 11.30 и все письма вскоре доставили в Агану. Губернатора же со своей свитой, состоявшей из доктора, капитана порта и секретаря, попросили перейти в шлюпку. После того, как она приблизилась на милю к транспортам, на последние передали условный сигнал, что изготовившаяся к десантированию партия может благополучно вернуться обратно.
Спустя несколько часов началась решающая стадия разоружения испанско­го гарнизона. В 15.30 четыре шлюпки с тридцатью морскими пехотинцами под командованием лейтенанта корпуса морской пехоты Мийерса и шестнадца­тью моряками под командованием энсина Вальдо Эванса направились на берег. Общее командование операцией снова возлагалось на лейтенанта Браунерсрейтера. Для доставки обратно па корабли пленных, рядом со шлюпками шла шаланда.
В 16.00 американцы без каких-либо инцидентов разоружили испанские отряды и "чаморросов". Солдат кадровой армии переправили на борт "Сити оф Сидней", а всех ополченцев отпустили. "С превеликой радостью солдаты иррегулярных войск встретили известие, что они могут возвращаться по домам. — вспоминал лейтенант Браунерсрейтер, — в порыве благодарности они срывали с себя пуговицы, нашивки и знаки отличия и дарили их как сувениры американским солдатам." Операция по доставке 54 пленных солдат и двух лейтенантов на корабли завершилась в 19 часов.
Всего в ходе операции были взяты следующие трофеи: 7500 7-мм патронов для винтовок Маузера; 2000 патронов для винтовок Ремингтона; 52 пояса, 45 штыков и ножен для винтовок Маузера; 64 патронташа, 45 кожаных поясов, 60 штыков с ножнами для винтовок Ремингтона; 52 винтовки Mayзepa, три сабли, 62 винтовки Ремингтона и четыре ис­панских флага.
Таким образом, испанская власть на Гуаме была ликвидиронана, и Соединенные Штаты получили в свое владение первую территорию на Тихом океане.
Капитан Гласе имел категоричный приказ уничтожить все испанские укрепления на острове. Однако, посетив форты, он заключил, что те находятся в столь плачевном состоянии, что не имеют никакой боевой ценности. Лишь на единственном форте обнаружились орудия — четыре старых железных пушки, которые, судя по всему, представляли большую опасность для собственной прислуги, нежели для врагов. Также самолично американский кептен ус­тановил большой американский флаг на форте Санта Крус. Незамедлительно ему салютовали орудия "Чарльстона".
22 июня 1898 г. американский конвой покинул Гуам и продолжил свой путь к Манило. 30 июня "Чарльстон" с транспортами достиг мыса Энхано, где его уже ожидал крейсер "Балтимор", и в тот же день все корабли благополучно вошли в Манильскую бухту. Впоследствии герои этих событий приняли участие также в штурме и взятии Манилы.
Необходимость быстрейшего занятия Гуама стала для всех очевидна месяц спустя, когда у его берегов появился немецкий легкий крейсер "Аркона", прибывший туда, очевидно, для занятия острова с целью основать позднее там базу для Кригсфлотте. Но немецкий "визит" опоздал, так как на острове уже была американская администрация, а открытая вражда с американцами пока не входила в планы кайзера.

[url=¶]p[/url]
Дата: 24-11-2017, 10:40 Метки:


Комменты




Еще юмор

  • Лучший пират Её Величества
    Лучший пират Её Величества
    Начало пути Англии к званию торговой сверхдержавы вполне соответствует фразе из книги «Золотой телёнок»: «Все крупные современные состояния нажиты


  • Эдвард Тич, он же капитан Флинт
    Эдвард Тич, он же капитан Флинт
    Сразу предупреждаю - букафф много, так что Хыля может даже не открывать.


  • "Эмден" ,История самого известного германского рейдера Великой войны
    Легкий крейсер «Эмден» германского императорского флота без преувеличения может считаться один из самых прославленных военных кораблей Великой войны.


  • У этих девушек есть что-то общее (72 фото)
    У этих девушек есть что-то общее (72 фото)
    Можете догадаться что именно? ;)


  • Крейсер
    Крейсер "Кёнигсберг": он погиб, но так и не сдался
    Крейсер «Konigsberg» представлял собой корабль единичной (индивидуальной) постройки (заложен на верфи в Киле 12 января 1905 года и 12 декабря того же


  • закрыть
    Узнавай первый о всех новинках! Вступай к нам в группу.