«Братские могилы» над Житомиром

Великий французский писатель и лётчик Антуан де Сент-Экзюпери, описывая катастрофу Франции в мае-июне 1940 года, сравнивал свою разведывательную авиагруппу со стаканом воды, которым пытаются потушить лесной пожар. При всей очевидной безнадёжности занятия никто не собирался беречь этот стакан! В таком же положении оказались лётчики ВВС Красной Армии летом 1941 года – в бой пошло всё, что могло летать. Широко известен неудачный боевой вылет тяжёлых бомбардировщиков 30 июня 1941 года, попавший в знаменитый роман «Живые и мёртвые» Константина Симонова, однако мало кто знает, что буквально через 10 дней подобный случай произошёл в районе Житомира с экипажами ТБ-3 из 14-го тяжелобомбардировочного полка ВВС Юго-Западного фронта, причём потери в этот раз были ещё большими.

«Старички» и предвоенная реорганизация

14-й тяжелобомбардировочный авиационный полк был сформирован в 1938 году на базе отдельных авиационных эскадрилий и получил на вооружение четырёхмоторные бомбардировщики ТБ-3, в основном ранних серий выпуска. К этому времени самолет откровенно устарел, и иногда насмешливо назывался не иначе как «братской могилой». Впрочем, в надежности его никто не сомневался, и прозвище относилось, скорее, к большому экипажу бомбардировщика.

В 1939–1940 гг. полк частью сил участвовал в советско-финляндской войне: сначала на фронт отправилась одна его эскадрилья, которая затем в полк не вернулась, и отдельный отряд, в основном выполнявший функции транспортного. Настоящей проверкой для полка стали присоединение прибалтийских республик и возвращение Бессарабии летом 1940 года. В условиях, максимально приближенных к боевым, 14-й ТБАП в полном составе участвовал в выбросках десантов, выполнив все задачи без потерь и получив практический опыт десантных операций.

«Братские могилы» над Житомиром


Один из бомбардировщиков ТБ-3 ранних серий, принадлежащий 14-му ТБАП, на вынужденной посадке.

Осенью 1940 года на вооружение полка начали поступать новейшие бомбардировщики ТБ-7, которые начала осваивать 2-я эскадрилья. Однако производство ТБ-7 шло с постоянными задержками, и к лету 1941 года было получено лишь девять машин. Парк остальных трёх эскадрилий составляли 40 ТБ-3 ранних серий выпуска, – производства 1933–34 годов, с моторами М-17Ф и М-34, – и только в составе 3-й эскадрильи имелось пять относительно новых машин с моторами М-34Р и М-34РН и хвостовыми оборонительными установками, оснащёнными пулемётами ШКАС. В целом 1-я, 3-я и 4-я эскадрильи готовились к выполнению транспортно-десантных задач, причём у многих машин уже были демонтированы бомбодержатели, а фюзеляжи внутри были оборудованы для более комфортного размещения парашютистов.

Согласно планам наркомата обороны, в июне 1941 года для обеспечения вновь формируемых соединений ВДВ все шесть полков ВВС, вооружённые ТБ-3, выходили из подчинения дальнебомбардировочной авиации и переподчинялись воздушно-десантному управлению. При этом полки подлежало переименовать в транспортно-бомбардировочные. В дополнение к имеющимся, планировалось сформировать ещё пять ТБАП, по одному в Прибалтике, Украине и Молдавии и два в Харьковском округе. Каждый из 11 полков должен был иметь 37 ТБ-3 (четыре эскадрильи по девять машин, и одна в управлении полка) со следующим подчинением:

- 1-й ВДК КОВО – 14-й и 324-й ТБАП;
- 2-й ВДК ХВО – 325-й и 326-й ТБАП;
- 3-й ВДК ОдВО – 250-й и 327-й ТБАП;
- 4-й ВДК ЗапОВО – 1-й и 3-й ТБАП;
- 5-й ВДК ПрибОВО – 7-й и 323-й ТБАП;
- 211-я отд. бригада КДФ – 251-й ТБАП.

В дальнейшем устаревшие бомбардировщики предполагалось заменить транспортными самолётами Ли-2, выпуск которых был уже налажен на авиазаводе №84 в подмосковных Химках.

«Братские могилы» над Житомиром


Большое количество четырехмоторных гигантов к началу войны находилось в неисправном состоянии и в таком виде досталось врагу.

Собственно, для 14-го ТБАП существенных изменений в связи с передачей из ДБА в ВДВ не произошло – полк и так специализировался на десантных операциях. Из неприятных моментов был только один – часть опытного личного состава переводилась на командные должности в новые формирования, но начавшаяся война спутала и эти планы. Намеченные мероприятия были выполнены только частично: из пяти новых полков был сформирован и укомплектован только 325-й ТБАП, поэтому большинство кадровых лётчиков осталось на своих местах.

Страшный день 10 июля

Война для 14-го ТБАП, базировавшегося в 400 километрах от границы под Киевом, началась без особых потрясений. Ещё в начале июня три эскадрильи полка, вооружённые ТБ-3, убыли в летние лагеря на аэродром Гоголев, а 2-я эскадрилья осталась на базовом аэродроме Борисполь. В первый день войны немецкие самолёты бомбили аэродром Жуляны на западном берегу Днепра, занятый самолётами учебных подразделений, не тронув Гоголев и Борисполь.

Однако уже через три дня люфтваффе исправили ошибку: 25 июня около 07:30–08:00 немцы атаковали оба основных аэродрома. По Борисполю отбомбились пять «Юнкерсов» Ju 88 из эскадрильи 2./KG 54, которым удалось уничтожить два ТБ-7. Интересно, что экипажи этой пятёрки не поскромничали и доложили об уничтожении ни много ни мало 30 четырёхмоторных бомбардировщиков из якобы 50 находившихся на аэродроме в момент бомбёжки. Возможно, что на аэродроме была уничтожена и повреждена часть неисправных и резервных ТБ-3 полка (всего около 15 машин).

«Братские могилы» над Житомиром


Бомбардировщик ТБ-3 №22528 поздних серий (с моторами М-34РН и хвостовой турелью) командира 3-й эскадрильи 14-го ТБАП капитана Б.К. Кобеляцкого, разбитый в аварии в сентябре 1941 года.

По Гоголеву экипажи «Юнкерсов» из 1./KG 54 и 3./KG 54 отработали девяткой. К счастью, и тут советским авиаторам повезло: немцам удалось уничтожить только один ТБ-3 и повредить ещё два. Противник вновь заявил об уничтожении на земле 12 самолётов и повреждении ещё 15.

Несмотря на небольшие потери, после налётов стало очевидно, что немцы настроены решительно. Уже на следующий день семь оставшихся ТБ-7 и 12 экипажей 2-й эскадрильи отправили в глубокий тыл, в Казань, где на основе этого подразделения начали формировать новый 412-й ТБАП. Оставшиеся три эскадрильи ТБ-3 были переброшены в Полтаву, где приводили себя в порядок.

Из Полтавы полк совершил первые боевые вылеты на выброску десантов и транспортировку грузов. Были понесены и первые потери в воздухе: ранним утром 10 июля немецким истребителем из 7./JG 51 был сбит возвращавшийся с выброски парашютистов ТБ-3 заместителя командира эскадрильи старшего лейтенанта Л.М. Пятибокова. Экипаж смог воспользоваться парашютами, однако эта потеря стала своеобразным прологом для последующих кровавых событий.

«Братские могилы» над Житомиром


Истребители Bf109F-1/2 из штаба, 4-й и 5-й эскадрилий авиагруппы II./JG 3, лето 1941 года (художник А. Казаков)

10 июля командование ВВС Юго-Западного фронта бросило все силы на бомбёжку немецких механизированных колон. Авангарды 3-го моторизованного корпуса вермахта, которые накануне захватили Житомир, теперь рвались по хорошему шоссе к столице советской Украины, практически не встречая сопротивления. Положение было настолько тяжёлым, что были задействованы и части ВВС соседнего Южного фронта, и дальнебомбардировочная авиация.

Видимо, в такой тревожной обстановке было решено поставить задачу на дневной удар и совершенно не пригодным к подобным действиям экипажам ТБ-3 14-го ТБАП. Сложно сказать, как отреагировал на приказ штаб полка и командиры эскадрилий, так как упоминаний об этом в документах не осталось, но вряд ли положительно. Тем не менее, к середине дня техники смогли подготовить часть машин, которые и были отправлены в бой.

Всего вылетели 12 ТБ-3, которые группами по 2–3 самолёта попытались атаковать наступающие немецкие войска на шоссе Житомир – Киев. Увы, противник не собирался отдавать господство в воздухе и надёжно прикрыл наступающую группировку не только зенитной артиллерией, но и истребителями. С 6 июля на аэродромах Полонное и Мирополь в 70 км юго-западнее Житомира сосредотачивались штаб и все три группы истребительной эскадры JG 3, а также штаб и I группа эскадры JG 53.

«Братские могилы» над Житомиром


Реконструкция ТБ-3 командира 3-й эскадрильи 14-го ТБАП капитана Б.К. Кобеляцкого со снимка, приведенного выше. Для наглядности в едином масштабе с бомбардировщиком приведен «Мессершмитт» из 5./JG 3 (художник А. Казаков)

Всю первую половину дня 10 июля все боеготовые немецкие истребители отбивали атаки многочисленных групп советской авиации, заявив более 50 побед, и были серьёзно утомлены, а самолёты требовали обслуживания. Поэтому перебазировавшиеся только утром на Мирополь лётчики группы II./JG 3 были как нельзя кстати – они сменили уставших коллег и приступили к патрулированию над районом, перехватывая советские самолёты ещё на дальних подступах к шоссе в районе Радомышля и северо-восточнее.

Первыми отправились в патруль «Мессершмитты» эскадрильи 4./JG 3, которые около 18:00 перехватили и сбили два ТБ-3. Победы заявили обер-фенрих Карл Коль (Obfhr. Karl Kohl) и лейтенант Карл-Хайнц Понек (Lt. Karl-Heinz Ponec). Интересно, что для обоих лётчиков это были первые заявки в карьере. Примерно через полтора часа отличились лётчики 5./JG 3: в 18:20 победу заявил командир эскадрильи обер-лейтенант Херберт Киевский (Oblt. Herbert Kijewski), а через пять минут со своим противником расправился опытнейший обер-фельдфебель Йозеф Хайнцеллер (Ofw. Josef Heinzeller), для которого это была уже 22-я победа.

Увы, но это было ещё не всё. В 20:30 смешанная группа из штаба и 4./JG 3 устроила бойню в 5 км восточнее Коростышева. Прямо над шоссе два немецких лётчика в течение 15 минут заявили пять побед: два ТБ-3 сбил обер-лейтенант Франц Байер (Oblt. Franz Beyer) из штаба группы, а героем дня стал молодой лётчик 4./JG 3 унтер-офицер Вернер Лукас (Uffz. Werner Lucas), которому в 20:22, 20:30 и 20:35 засчитали три сбитых четырёхмоторных бомбардировщика.

«Братские могилы» над Житомиром


Комэски 14-го ТБАП. Слева направо: командир 1-й эскадрильи майор Серафим Степанович Кочиев, командир 3-й эскадрильи капитан Борис Кузьмич Кобеляцкий, командир 4-й эскадрильи майор Николай Львович Кутыркин.

Документы 14-го ТБАП подтверждают тяжёлые потери в самолётах и лётном составе, причём безвестный составитель истории полка признаёт, что большинство экипажей даже не смогли дойти до цели и отбомбиться. В истории полка, очевидно, описан драматично сложившийся вечерний бой:

«Два истребителя Ме-109, находившиеся в засаде в районе цели, беспрепятственно по очереди расстреливали корабли. Один истребитель был сбит, а второй продолжал сбивать корабли. Из 12 кораблей только пять вернулись на аэродром, остальные горящими падали в районе цели, некоторые корабли даже не успели сбросить бомбы…»

Немцы, несмотря на упоминание про сбитый истребитель, потери не фиксируют, а 14-й ТБАП лишился в тот вечер семи самолётов. Потери в людях сложно расположить по экипажам, так как список сформирован хаотично – известно только, что погибли или пропали без вести 31 человек. Особо тяжёлой потерей были два опытнейших экипажа командира 1-й эскадрильи майора С.С. Кочиева (ТБ-3 №22352) и командира 4-й эскадрильи майора Н.Л. Кутыркина (ТБ-3 №22122), погибшие в полном составе. Вот список потерь полка:

Базалей Григорий Ананьевич, бортмеханик, старший сержант;
Бондаренко Яков Остапович, воздушный стрелок, младший сержант;
Боровков Василий Петрович, борттехник, воентехник 1-го ранга;
Волков Семён Михайлович, бортмеханик, младший воентехник;
Гаврилин Иван Андреевич, стрелок-радист, старший сержант;
Глазков Алексей Иванович, второй пилот, младший лейтенант;
Говоров Алексей Евсеевич, воздушный стрелок, старший сержант;
Грибун Шойлик Срульевич, бортмеханик, младший воентехник;
Гуртовой Пётр Иванович, воздушный стрелок, старший сержант;
Довгань Павел Герасимович, воздушный стрелок, младший сержант;
Клягин Михаил Николаевич, штурман эскадрильи, капитан;
Козявкин Иван Федотович, командир корабля, старший лейтенант;
Комаровский Александр Фёдорович, стрелок-радист, сержант;
Кочиев Серафим Степанович, командир эскадрильи, майор;
Кузьмук Пётр Сергеевич, штурман эскадрильи, старший лейтенант;
Кутыркин Николай Львович, командир эскадрильи, майор;
Левченко Александр Павлович, воздушный стрелок, старший сержант;
Мазуренко Андрей Лукич, стрелок-радист, младший сержант;
Медуница Пётр Иванович, воздушный стрелок, младший сержант;
Насурлаев Мамед Мирзоевич, борттехник, воентехник 1-го ранга;
Орлов Иван Алексеевич, второй пилот, младший лейтенант;
Парахненко Константин Евпатович, стрелок-бомбардир, лейтенант;
Подолянко Пётр Герасимович, стрелок-радист, младший сержант;
Поляков Александр Тихонович, стрелок-бомбардир, лейтенант;
Румянцев Павел Григорьевич, воздушный стрелок, старший сержант;
Соловьёв Иван Васильевич, стрелок-радист, младший сержант;
Федотов Пётр Алексеевич, воздушный стрелок, младший сержант;
Червычалов Нестор Иванович, воздушный стрелок, старший сержант;
Шемянов Николай Степанович, стрелок-радист, старший сержант;
Шубин Василий Иванович. Стрелок-бомбардир, лейтенант;
Яковлев Пётр Семёнович, командир корабля, старший лейтенант.


Командир 3-й эскадрильи капитан Б.К. Кобеляцкий, судя по всему, тоже участвовал в вылете 10 июля, но ему повезло: он смог вернуться на аэродром. Он разбил свой бомбардировщик позже, в сентябре, и благодаря аварийному акту на его самолёт мы имеем возможность узнать, как выглядели машины 14-го тяжелобомбардировочного полка летом 1941 года. Его заместителю, старшему лейтенанту А.В. Трофимову, повезло меньше: его ТБ-3 был сбит, однако экипаж смог спастись на парашютах и впоследствии вернуться в часть. Наградной лист Александра Васильевича Трофимова наглядно передаёт атмосферу тяжёлого боя:

«10.07.41 при дневном налёте на скопления танков противника в районе Радомышль, несмотря на атаку вражеских истребителей, тов. Трофимов не возвращался назад, а шёл на цель на подбитом и уже горевшем самолёте. Бомбы были сброшены по цели, экипаж выбросился на парашютах».

Естественно, экипажи тихоходных старых ТБ-3 не могли противостоять новейшим немецким истребителям, однако они стремились выполнить поставленную задачу и до конца исполнили свой долг, даже ценой собственных жизней. В дальнейшем печальный опыт был учтён, и боевые вылеты совершались ночью, что вместе с опытом экипажей тихоходных гигантов позволило выполнять все задачи с минимальными потерями.

«Братские могилы» над Житомиром


Лётчики и штурманы 14-го ТБАП, погибшие 10 июля 1941 года над шоссе Житомир – Киев. Слева направо: штурман 1-й эскадрильи капитан Михаил Николаевич Клягин, штурман 4-й эскадрильи старший лейтенант Пётр Сергеевич Кузьмук, командир корабля старший лейтенант Иван Федотович Козявкин.

В дальнейшем судьба благоволила 14-му тяжелобомбардировочному полку, который прошёл все сражения и закончил войну в мае 1945 года. Экипажи полка доставляли продовольствие в осаждённый Ленинград, снабжали боеприпасами и продовольствием партизан в горах Крыма. В сентябре 1942 года полк был перевооружён на самолёты Ли-2. За боевые заслуги 26 марта 1943 года 14-й ТБАП был преобразован в 11-й Гвардейский авиационный полк дальнего действия, 30 августа 1944 года награждён орденом Красного Знамени, а 26 декабря 1944 года за мужество и героизм личного состава в боях на Донбассе удостоен почётного наименования «Сталинский». После войны часть ещё почти 30 лет существовала как 197-й Гвардейский военно-транспортный авиационный полк, который был расформирован в конце 1971 – начале 1972 гг.
Дата: 10-04-2017, 10:40 Метки:


Комменты




Еще юмор

  • Ас из «пожарной команды Крыма»
    Ас из «пожарной команды Крыма»
    При детальном изучении воздушных боёв с участием немецких асов зачастую выясняется, что достижения самых именитых из них далеки от реальности, а


  • Герои Панфиловцы
    Герои Панфиловцы
    Кружилась в поле злая осень, Шумела поздняя листва. Их было только двадцать восемь, А за спиной была Москва.


  • Прикольные картинки (109 фото) - - Позитивный смешарик
    Прикольные картинки (109 фото) - - Позитивный смешарик


  • Работы Werner Dreblow
    Работы Werner Dreblow


  • Прикольные картинки (109 фото)
    Прикольные картинки (109 фото)


  • закрыть
    Узнавай первый о всех новинках! Вступай к нам в группу.